Книга — лучший подарок!

Автор: lilu   

Пушкин 10 томов СССРЧто подарить на день рождение другу, коллеге, дяде? Конечно книгу!

В советское время ходило выражение — книга — лучший подарок. Сейчас, во время развития информационной техники, айпадов, электронных книг молодежь не понимает, что значит стоять в очереди в книжном магазине. Когда был завоз в книжном магазине мы с тетей туда летели сломя голову! Оторвать книгу в твердом переплете, с белыми листами, пахнущую типографской краской, с картинками — вот было счастье! Каждая книга пахла по своему. Я была слишком мала, чтобы оценить творчество Солженицина, Есенина или Маяковского, оценивала их тетя.

Мне просто нравились книги, запах, шелест страниц и тайна — «смотри не говори бабушке сколько денег я потратила на книги». Конечно, первое, что я говорила бабушке — «мы купили новую книгу!» Бабушка сердилась, но не страшно. Мы могли себе позволить мноооооого книг!

Можно было выписать книгу издалека. По почте нам приходили дефицитные  книги из Сибири. Я уже не помню, кто их отправлял по нашему запросу — то ли типография,  то ли книжные магазины.

Дюма - Три мушкетераЕще, в книжном было такое понятие как «книга в нагрузку». Ты покупаешь нужную тебе книгу, а к ней идет одна или две, которые ты тоже должен купить. Я думаю, если книга долго не продавалась, ее распространяли таким образом. А еще, на любой праздник — день рожденье, лучшей ученице, при выходе на пенсию, на  прощание с друзьями перед долгой разлукой было принято дарить книгу. Томик стихов, Сказки Пушкина, или рассказы Лескова. А на развороте писали душевные посвящения — «Лучшей ученице от педагогического коллектива восьмилетней школы в честь Нового года!» 1963! Как вам? Где можно такое сейчас еще увидеть? «Любимой подружке на долгую память», «Дорогому коллеге Николаю Григорьевичу в благодарность за отличный труд и заслуги перед родиной».

Сейчас эти книги выглядят, как люди в возрасте — время на них тоже наложило отпечаток — пожелтевшие страницы как морщины, проржавевшие скрепки как подагрические суставы, напечатанные слова выцвели, как невидящие глаза старика. Но у них отличная память! Книги до сих пор помнят, что должны рассказать людям и продолжают рассказывать.

Сейчас так интересно читать ценники советского времени — книги стоили 1 руб.10 коп. , 80 коп, 4 руб. 50 коп.,  2 руб.30 коп. Те, что больше 2 руб. считались дорогими. Сейчас бы таких дорогих книг!

К сожалению, книга сейчас дорогой подарок, но не такой ожидаемый, как в то время.

ПлохоОтлично Популярность +5 (9 голоса(ов))

Если вам понравился сайт или данная статья, пожалуйста добавьте этот код в свой блог, сайт, на страницы любимого форума, в социальные закладки, твиттер или просто отправьте ссылку другу. Это будет лучшая награда нам за то что мы делаем.
<a href="http://20th.su/2013/01/28/kniga-luchshij-podarok/">Книга - лучший подарок!</a>

7 комментариев на «Книга — лучший подарок!»

  1. Петрович пишет:

    Насчет Солженицина Вы конечно загнули.Если бы кто-то из издателей решил его выпустить,то это был бы его последний день работы в этом издательстве...Ну а в целом согласен.Книгу ценили.Даже не столько из-за того что она была дефицитом,просто читали больше.И серьезней как-то относились к этому

  2. Alex пишет:

    Это точно. Часто дарили друг другу книги. Да и так брали почитать. У многих были довольно большие библиотеки. А так как я дома довольно быстро перечитал практически все, то искал интересные книги у друзей.

  3. Мария пишет:

    Да,да. Боже мой, как я была счастлива, когда купила четырёхтомник Виктории Токаревой... Отдыхала тогда на море, люди на пляж идут, а я в домик читать, чтоб никто не мешал

  4. Елена Щ. пишет:

    Помню, услышала,что в книжном магазине на Остоженке (Метростроевская в те времена) продают «Братья Карамазовы». Прибегаю — ан, все уже закончилось. Стою у прилавка, почти плачу. Продавец вдруг уходит в подсобку, приносит книгу и говорит: Плати в кассу рубль пятьдесят четыре" Вот оно, счастье! Это было к конце 60-х.

  5. Елена пишет:

    Книжный магазин был по дороге, если мы шли из детского сада (с мамой, конечно, или с братом). Длинный темно-коричневый деревянный барак, каких много поначалу было в поселке. С торца было крылечко книжного магазина, очень заманчивого для меня, потому что редко туда водили; покупка книг, хотя и достаточно дешевы они были, была редким явлением. Дома книжек было немного: вот столечко, десятка два, маминых математических книжек (непонятных изнутри, тоненьких и не очень); а вот столько игорешкиных школьных по программе, с рассыпающимися от непрочной склейки страницами; ну и папины, конечно, все больше о природе. Борис Петров, к примеру, «Кружка березового сока». Эта книжка в берестяной обложке была всегда, кочевала со скрипучей этажерки на крашеный деревянный стеллаж, потом в трельяж, и вся исчерчена она внутри папиными пометками, кое-где невнятно что-то написано на полях. Картинки неяркие – черно-белые фотографии.

    Скрипнут половицы в старом бараке (в одну несчастливую ночь книжный сгорит вместе со всем содержимым!) – и вот мы уже входим в магазин. В небольшой комнатке — прилавок со всякой канцелярской всячиной, а подальше деревянные лавки с книгами и высокие, под потолок, стеллажи. Новых, свежих, интересных книг, как я теперь подозреваю, было немного. Но я отчетливо помню, как мы покупали черно-синий том астафьевской «Царь-рыбы» Красноярского книжного издательства. И до сих пор эта книжка у родителей жива: совсем потемнела, вытерлась, замаслилась обложка и страницы пожелтели, залистана-зачитана, затаскана книжица эта… Правда, Астафьева я полюбила раньше, словно случайно: мы с мамой отправились к ее родственникам в Казахстан и на сутки почти застряли в Ачинске – ждали пересадку. Помню, мама как-то нервничала по этому поводу, ночевали мы в «Комнате матери и ребенка», а в станционной книжной лавке одна женщина нам стала расхваливать самым сердечным образом две роман-газеты, где был напечатан еще неизвестный нам астафьевский «Последний поклон». «Купите, не пожалеете», — добавила женщина. Наверное, у мамы было тонкое читательское чутье – она таки купила незнакомое что-то, а вдобавок, по моей горячей просьбе, приобрела «Белого Бима, Черное ухо», который был нам давно и слезно знаком по фильму. И я упала в Астафьева и Троепольского, и не заметила, как минули сутки в Ачинске, и на вагонной полке, в полутошнотном состоянии (вы же знаете, я поездок вообще не переносила) взахлеб-навзрыд читала «Поклон» и «Бима». И было мне тогда – ни много ни мало – десять лет. Помню чувство узнавания родных слов-прибауток, интонаций, даже движений героев. Я их слышала вживую, как соседа Серегу Кузьмина или маринкину бабушку Анну Семеновну. Наши они были все, и места были наши, и Енисей, еще не виденный, но уже навсегда щедро подаренный, принятый всем существом…

  6. Юлия пишет:

    Я и сейчас захожу в Старую книгу...) почему-то книги тех времен мне нравятся гораздо больше и оформлением, и содержанием... привычка наверное ) зато очень много редких книг могу себе позволить, теперь им почему-то грош-цена...

  7. Ботаник пишет:

    А мне помнится следующее: отсутствие именно таких книг, которые, хотелось иметь мне. Обычно, на полках лежали — «Протезирование зубов», «Технология производства чего-либо», «Мцыри» и пр. А мне хотелось таких же книг, что читал я в читальном зале библиотеки (а имеено, на биологическую тематику)— «Жизнь растений», «Жизнь животных», «Флора Сибири», «Растеения Центральной Азии» и другие. Таких книг нет и сейчас.

Ваше дополнение